Русь и Орда

«Мамаево побоище», или «Побоище на Дону», – сражение между общерусским войском во главе с московским князем Дмитрием Ивановичем и войсками беклербека Мамая и его марионеточного хана Тюляка (Тулунбека). Термин «Куликовская битва» был впервые применен русским историком Николаем Михайловичем Карамзиным. Об этом сражении мы знаем и много и мало.

Первые летописные повести о Куликовской битве, созданные практически сразу после сражения, содержат минимум информации о событии. Литературные произведения XVI –  XVII веков «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище» насыщены различными, порой фантастическими подробностями, недостоверными фактами и историческими ошибками. В то же время ни одно событие средневековой истории России не нашло столь широкого отражения в летописной, литературной и живописной традиции.

Орда

Причин похода Мамая на Русь источники называют несколько. Летописи называют среди них желание Мамая отомстить за поражение в битве на реке Воже в 1378 году, где войско, посланное беклербеком, потерпело сокрушительное поражение. Был убит мурза Бегич и 5 ордынских темников. Другая причина была экономической. Мамай хотел заставить Москву платить дань, как при хане Джанибеке, то есть регулярно выплачивать «выход» в больших размерах, чем это было оговорено в 1371 году, когда Орда выдала ярлык князю Дмитрию Московскому на великое княжение владимирское. Пользуясь неразберихой в Орде, Москва с 1374 года вообще прекратила платить ордынскую дань. Средства были крайне необходимы Мамаю для сохранения войска и привлечения новых сторонников в борьбе за власть в Золотой Орде.

После поражения Бегича Мамай основательно в течение 1379 и первой половины 1380 года готовился к походу на Москву. По сообщению источников, темник привлек в качестве союзника противника Москвы великого князя литовского Ягайло, а также вел переговоры с Олегом Рязанским, надеясь на старые противоречия между Москвой и Рязанью. В поход были мобилизованы все подвластные Мамаю земли правобережья Волги, Крыма и Северного Кавказа. В летописях о Куликовской битве упоминаются, как участники коалиции Мамая, наемные отряды итальянских колоний в Крыму («фрязы»), черкасы (адыги), ясы (осетины), бесермяне, буртасы и армяне (народы и переселенцы Волжской Булгарии). В начале лета 1380 года Мамаева Орда медленно двинулась из кочевой ставки темника в низовьях Дона на Русь, следуя вверх по течению этой реки. Мамай не спешил, так как он ожидал подхода союзников к осени для совместного движения на Русь. В начале августа войско Мамая достигло устья реки Воронеж. Олег Рязанский, видя у границ своего княжества сильное ордынское войско, вынужден был обещать Мамаю выплату дани и посылку военной помощи, которая, скорее всего, так и не пришла к беклербеку.

 

Московское княжество

 

О нашествии Мамая на Москву стало известно в конце июля – начале августа от разведчиков или от рязанского князя. Понимая неизбежность открытого военного столкновения с войсками Мамая, Дмитрий Иванович на военном совете, в котором участвовали ближние московские бояре и его двоюродный брат Владимир Андреевич Серпуховской, приняли решение о сборе полков и ратей всего Московского княжества и союзных князей. Тогда же решено было выслать военную разведку («сторожу») к Тихой Сосне для наблюдения за ордой Мамая. Вероятно, к этому времени относится и поездка князя Дмитрия в Троицкую обитель к Сергию Радонежскому. Учитывая тот факт, что в это время на Руси не было митрополита, а авторитет Сергия Радонежского был очень велик, кажется вероятным, что перед грядущим испытаниями Дмитрий поехал искать поддержки в Троицкую обитель.

Сбор всего войска был назначен в Коломне 15 августа. Коломна являлась важным стратегическим пунктом на южных рубежах московской земли. Перед отправкой полков из Москвы Дмитрий, не имея сведений от первой сторожи, посылает в степь вторую. В Коломне был проведен смотр войск, прибывшие силы объединены в крупные воинские соединения – «полки», были назначены воеводы полков, определен походный порядок движения. Здесь в поле была отправлена третья сторожа. Сюда к московскому князю приехали ордынские послы с требованием Мамая о выплате дани, как при хане Джанибеке. 20 августа войско Дмитрия отправилось из Коломны вверх по Оке, следуя по ее левому берегу до устья Лопасни, постоянно собирая данные о противнике. В поход на Дон выступили отряды и полки из городов и волостей великого княжения Москвы, Коломны, Звенигорода, Можайска, Серпухова, Боровска, Дмитрова, Переяславля, Владимира, Юрьева, Костромы, Углича, дружины Белозерского, Ярославского, Ростовского, Стародубского, Моложского, Кашинского, Вяземско-Дорогобужского, Тарусско-Оболенского, Новосильского, Муромского, Елецкого, Мещерского княжеств, Пскова и Новгорода Великого, а также служилого московского князя Романа Михайловича Брянского. Однако на Куликово поле не пришли полки Нижегородского княжества, обескровленного постоянными набегами ордынцев. Не появились и рати Михаила Тверского, который сознательно выжидал результатов похода Мамая. О сложной позиции Олега Рязанского говорилось выше. Таким образом, силы трех великих княжеств Северо-Восточной Руси не приняли участия в битве. У устья Лопасни к общерусскому войску присоединились полки под командованием князя Владимира Андреевича Серпуховского и московского воеводы Тимофея Вельяминовича.

 

Города – участники Куликовской битвы

 

Боровская дружина вместе с серпуховской ратью присоединилась к рати при переправе общерусского войска через Оку в конце августа 1380 года. Во время Куликовской битвы боровцы входили в состав Засадного полка, который решил исход битвы. 

Белозерские князья Федор Романович Белозерский и его сын Иван Федорович возглавили полк своего княжества, который одним из первых пришел на зов московского князя перед походом на Куликово поле. «В то же время, – говорится в «Сказании о Мамаевом побоище», – приспели князи белозерские подобны суть воинам крепким, вельми доспешни и кони воински наряжены под ними...». По «уряжению полков» в Коломне белозерские дружины вошли в состав Большого полка под командованием московского князя. По данным летописей Дубровского и Архивной, белозерский полк сражался в рядах общерусского войска в Куликовской битве в составе Передового полка. Как сообщается в «Сказании...», белозерская дружина «костьми полегла». Князь Федор Романович и его сын Иван были убиты. Обозревая поле сражения, раненый Дмитрий Донской «наехал на место, идеже лежат князи белозерские, вси вкупе посечени». 

Владимирский полк под командованием московского боярина и воеводы Тимофея Васильевича Волуя являлся одной из главных боевых единиц Большого полка русского войска во время Куликовской битвы. 

Вяземский полк, согласно данным летописей Дубровского и Архивной, сражался в Куликовской битве в составе Большого полка под руководством князя Ивана Васильевича

Дмитровский полк в Куликовской битве входил в состав московской рати и сражался в Большом полку. 

Елецкая дружина во главе с князем Федором Елецким по «уряжению полков», согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», в городе Коломне находилась в составе полка Владимира Серпуховского. Участие елецких ратников в Куликовской битве вероятно, так как в 1389 году в летописной повести «Пименово хождение в Царьград» упоминается елецкий князь, правда без имени. В 1395 году Елец находился «вблизи границ Рязанской земли». 

Звенигородский полк входил в состав московской рати и сражался в Большом полку. «Задонщина» упоминает убитых в ходе сражения звенигородских бояр. 

Дружина кашинского князя Василия Михайловича, по данным летописей Дубровского и Архивной, приняла участие в Куликовской битве в составе Засадного полка. 

Коломенский полк, согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», являлся одной из основных боевых единиц полка Правой руки, возглавлял его московский боярин Николай (Микула) Васильевич Вельяминов

Костромским полком, согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», руководил великокняжеский воевода и московский боярин Иван Родионович Квашня. Костромичи, по данным летописей Дубровского и Архивной, в ходе Куликовской битвы сражались в составе Большого полка. Источники рассказывают о том, что костромские воины Федор и Григорий после битвы Дмитрия Донского «под сеченым деревом березовым бита велми отдыхаюша». 

Можайский полк в Куликовской битве входил в состав московской рати и сражался в Большом полку. 

Ратники московского полка составляли центр Большого полка во время Куликовской битвы. 

Муромская дружина наряду с князем Андреем Муромским упомянуты в «Сказании о Мамаевом побоище». Дружина «по уряжению полков» в Коломне находилась в полку Владимира Серпуховского. 

Новосильская дружина в Куликовской битве, по данным летописей Дубровского и Архивной, во время сражения находилась в составе Засадного полка. 

В Куликовской битве приняла участие дружина князя Семена Константиновича Оболенского, который, по данным «Сказания о Мамаевом побоище» и летописей Дубровского и Архивной, был одним из воевод Сторожевого полка. 

Согласно Летописной повести о Куликовской битве в составе Софийской I летописи старшего извода, псковичи вместе с дружиной Андрея Полоцкого выступили по зову московского князя в поход против Мамая. «Сказание о Мамаевом побоище» сообщает, что воины во главе с Андреем Полоцким присоединились к общерусской рати в местечке Березуй 4 сентября 1380 года в одном конном переходе от поля Куликовской битвы. По данным Василия Никитича Татищева, дружина Андрея Полоцкого приняла участие в Куликовской битве в составе полка Правой руки. 

На призыв Дмитрия Ивановича ростовскую рать в Москву привел князь Андрей Федорович Ростовский. Убитые ростовские бояре упомянуты на страницах «Задонщины» и «Сказания о Мамаевом побоище». По данным летописей Дубровского и Архивной, во время Куликовской битвы ростовские ратники сражались в составе полка Правой руки. 

Серпуховская рать во главе с князем Владимиром Андреевичем во время похода русских войск на Куликово поле сначала находилась в Москве на случай возможной осады. 26 августа 1380 года полк вместе с другими оставшимися на Москве отрядами соединился с общерусской ратью у устья Лопасни. Во время Куликовской битвы серпуховичи входили в состав Засадного полка. 

Согласно Пространной летописной повести о Куликовской битве, тарусские дружины, возглавляемые Федором Тарусским и его братом Мстиславом, приняли участие в Куликовской битве. В сражении также участвовали князь Семен Константинович Оболенский из дома тарусских князей и его брат Иван Константинович Тарусский. По данным «Сказания о Мамаевом побоище», последние возглавляли рати Сторожевого полка. 

В Куликовской битве угличский полк входил в состав московской рати и сражался в Большом полку. 

Юрьевский полк под командованием московского боярина и воеводы Тимофея Васильевича Волуя также сражался в составе Большого полка. 

Ярославский полк, по данным летописей Дубровского и Архивной, сражался в Куликовской битве в составе полка Левой руки.

Почитать обо всех ключевых участниках сражения.