Старая версия сайта Узнать цены
Герои

Дмитрий Иванович Донской

Великий князь московский и владимирский. Родился 12 октября 1350 года. Сын великого князя Ивана Ивановича Красного (1326–1359). Был женат на княжне Евдокии, младшей дочери великого князя нижегородского и суздальского Дмитрия Константиновича (?–1407).

Сыновья: Даниил (род. в 1371 г., умер в малолетстве); Василий (1371–1425), великий князь московский и владимирский; Юрий (1374–1434), князь звенигородский и галицкий; Семен (Симеон) (?–1379); Андрей (1382–?), князь можайский и белозерский; Петр (1385–?), князь дмитровский; Иван (после 1385–?); Константин (1389–1433), князь углицкий.

Дочери: Софья (?–1427), с 1387 замужем за Федором Ольговичем Рязанским; Мария (?–1399), с 1394 замужем за князем Семеном (Лугвенем) Ольгердовичем Литовским; Анастасия, с 1397 года замужем за князем Иваном Всеволодовичем Холмским; Анна (1387–?), вышла замуж за князя Юрия Патрикеевича.

Дмитрий Иванович стал великим князем московским в 1359 году в девятилетнем возрасте, после смерти своего отца. Наставником и воспитателем Дмитрия становится митрополит Алексий. После смерти митрополита Алексия Дмитрий Иванович предпринимает в 1379 году неудачную попытку поставления в митрополиты своего духовника, архимандрита Михаила (в миру – Митяй), не поддержанного духовенством. В 1380–1381 годах князь Дмитрий признает митрополитом назначенного Константинополем Киприана, против попыток которого образовать особую епархию для русских земель, находившихся в составе Литвы, он ранее боролся. После смерти князя митрополитом было организовано прославление Дмитрия как победителя Орды и объединителя русских земель. Князем была основана Николо-Угрешская обитель и сделаны щедрые пожертвования в Троицкий и московский Симонов монастыри.

Дмитрию Ивановичу удалось расширить границы своего княжества. В 1366–1367 годах он строит в Москве каменный кремль. В 1368 году и 1370 году великий князь литовский Ольгерд напал, но не смог взять крепость. Дмитрий планомерно подчиняет своему влиянию многих князей северо-восточных княжеств. Так во главе с Москвой формируется военно-политический союз русских княжеств, который в дальнейшем обеспечил великому князю подчинение непокорных ему князей. Брачный союз с нижегородской и суздальской княжной Евдокией дал возможность Москве установить прочные союзные отношения с Нижним Новгородом. В 1375 году союзное войско во главе с князем Дмитрием Ивановичем осадило Тверь, и великий тверской князь был вынужден признать Дмитрия «братом старейшим». Союзные отношения были и с Великим Новгородом.

Вокруг великого князя московского Дмитрия Ивановича формируется круг его ближайших сторонников и помощников: бояр, воевод. Так зарождается московское боярство, ставшее затем главной опорой великокняжеской власти. Верным союзником и помощником  Дмитрия был его двоюродный брат князь Владимир Андреевич серпуховской и боровский.

В первые годы своего княжения великий князь Дмитрий совершает поездку к хану за подтверждением владимирского ярлыка. Однако в условиях нарастания усобиц в Орде и чувствуя, что появилась возможность консолидировать антиордынские силы, в 1374 году он отказывается от уплаты дани беклярибеку Мамаю и тем самым переходит к открытой борьбе с золотоордынцами.

В 1377 году объединенное московско-нижегородское войско во главе с Дмитрием Боброком-Волынским и нижегородскими князьями осадило г. Булгар, взяв с него крупную контрибуцию. В 1378 году московское войско под руководством Дмитрия Ивановича нанесло поражение ордынцам на реке Воже. 8 сентября 1380 года под руководством князя и его воевод Мамаева орда была разгромлена на Куликовом поле. Дмитрий принял личное участие в сражении и, согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», был ранен.

Одним из последствий роста влияния Москвы стала чеканка ею своей собственной монеты. В 1382 году Москва была сожжена ханом Тохтамышем, сумевшим пресечь ордынские усобицы. Великий князь Дмитрий признал его власть и вновь выплачивал Орде дань. Но даже захват Москвы не смог поколебать ее политическое преобладание в Северо-Восточной Руси. Великий московский князь не только не был лишен Владимирского княжения, но и превратил его в наследственное владение. После победы на Куликовом поле появились надежды на окончательное избавление Руси от ордынского влияния. «А переменит Бог Орду, дети мои не имуть давати выхода в Орду», –  говорилось в духовной грамоте князя Дмитрия Ивановича.

В 1389 году в возрасте 39 лет великий князь московский Дмитрий Иванович скончался и был похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. В 60–70-е годы XVI века он получил почетное наименование Донской.

В 1988 году Дмитрий Донской был канонизирован Поместным собором Русской Православной церкви. Память святого благоверного князя отмечается в день его преставления 19 мая (1 июня).

 

Владимир Андреевич Храбрый

Удельный князь серпуховской (1358–1410), боровский (1378 – 1410) и углицкий (1405–1410), талантливый полководец и воевода, младший сын князя Андрея Ивановича Серпуховского. Родился 15 июля 1353 года. Внук Ивана Калиты, двоюродный брат московского князя Дмитрия Ивановича.

Участвовал в обороне Москвы и отражении нашествий Ольгерда (1368, 1370, 1372), защите Пскова от ливонских рыцарей (1369), походах на Тверь (1375), Рязань (1385), Новгород (1392), против Литвы (1370, 1379). В 1382 году принял активное участие в противодействии походу Тохтамыша на Москву (сражение у Волока Ламского), готовил отпор полчищам Тимура (1398). Возглавлял оборону Москвы во время набега хана Едигея (1408). 

Был женат на княжне Елене, дочери великого князя литовского Ольгерда.

Один из главных героев Куликовской битвы. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», накануне сражения серпуховской князь был послан во главе Засадного полка за Дон для прикрытия переправы русских войск. Вместе с другими воеводами расставлял полки перед Куликовской битвой. Владимир Андреевич с воеводой князем Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским командовал Засадным полком, внезапное вступление в бой которого привело к массовому бегству ордынской рати и предопределило победу русских в этом сражении. Согласно письменным источникам о Куликовской битве, возглавил преследование противника, а затем сбор рати и поиск раненого московского князя.

За подвиги в Мамаевом побоище получил прозвища Храбрый и Донской. Оба эпитета имеются на его могиле в Архангельском соборе Московского Кремля. Умер 12 августа 1410 года.

 

Князь Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский

Год рождения неизвестен, до 1356 года. Служилый московский князь, сын литовского князя Кориата-Михаила Гедиминовича. Один из ближайших бояр великого князя московского Дмитрия Донского, на сестре которого Анне был женат. Имел трех сыновей: Василия (трагически погиб в 15-летнем возрасте), Бориса и Давида. 

Точная дата приезда Дмитрия Михайловича в Москву неизвестна, наиболее вероятно, что это случилось в 1366–1368 годах. Согласно родословным книгам он приехал служить в Москву с двумя сыновьями  Борисом и Давыдом, которые стали родоначальниками двух московских боярских родов – Волынских и Вороных соответственно. Род бояр Волынских просуществовал до XIX века, род Вороных пресекся в начале XVI века.

По некоторым данным, сначала стал тысяцким на службе у суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича, а затем перешел на службу московскому князю.

Впервые полководческий талант князь Боброк-Волынский проявил в 1371 году, разбив в битве при Скорнищеве рязанского князя Олега Ивановича. Затем, 16 марта 1376 года вместе с сыновьями нижегородско-суздальского князя Дмитрия, Василием Кирдяпой и Иваном, нанес поражение войску вассалов Мамая – князьям города Булгар Осане и Мухаммад-Салтану. В 1379 году вместе с князьями Владимиром Андреевичем Серпуховским и Андреем Ольгердовичем участвует в удачном походе на Северскую землю (историческая область Руси XI–XVII веков, располагалась на северо-востоке современной Украины – Черниговская и Сумская области – и на юго-западе современной России – Брянская и Курская области).

По одной из версий происхождение рода князей Волынских связано с исторической областью Волынь, расположенной  на северо-западе современной Украины в бассейне южных притоков Припяти и верховьев Западного Буга. Граничит на севере с Полесьем, на юге с Подольем и Галицией. Восточной и западной границей считаются реки Уж и Западный Буг. Волынь охватывает современную Волынскую и Ровненскую области, а также западную часть Житомирской и северные части Тернопольской и Хмельницкой областей Украины. К моменту отъезда с Волыни князя Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского эта территория вошла в состав Великого княжества Литовского.

Князь являлся одной из главных фигур Куликовской битвы. «Сказание о Мамаевом побоище» в эпической форме донесло до нас предсказание победы, сделанное князем Дмитрию Московскому в ночь перед сражением. В день битвы он вместе с другими воеводами участвовал в расстановке русских полков перед сражением. Вместе с князем Владимиром Андреевичем Серпуховским командовал Засадным полком. Именно Боброк-Волынский выбрал момент для решающего удара Засадного полка, введение в бой которого вызвало панику среди уже праздновавших победу ордынцев и вызвало массовое бегство противника. После Куликовской битвы с именем Дмитрия Михайловича связывают основание Бобренева монастыря под Коломной, где располагались его вотчины.

Последний раз в документах имя Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского встречается в 1389 году. Его подпись стоит первой среди бояр – свидетелей второй духовной грамоты (завещания) Дмитрия Донского. В этом же году Дмитрий Иванович умирает, а дальнейшая судьба Боброка-Волынского может быть реконструирована на основании косвенных данных.

Валентин Лаврентьевич Янин на основании родословца Волынских и синодика Клопского монастыря следующим образом реконструировал последние годы жизни Дмитрия Михайловича. В конце жизни Боброк-Волынский и его жена Анна уходят из мирской жизни. Возможной причиной тому послужила преждевременная смерть их сына Василия. Монашеским именем Боброка становится Максим. Дмитрий Михайлович доживает до начала XV века. Один из его сыновей становится известным новгородским святым Михаилом Клопским.

По мнению А.В. Кузьмина, Дмитрий Михайлович умирает в самом начале XV века, а монахом Максимом становится один из его младших сыновей. В целом, все версии говорят о том, что герой Куликовской битвы ненадолго переживает великого князя Дмитрия Ивановича.

 

 

Другие ключевые участники русского воинства

 

Андрей (Вигунд) Ольгердович

Сын великого князя литовского Ольгерда и его первой жены княжны витебской Марии Ярославны. Старший брат Владислава Ягайло. Родился в 1325 году. 

В 1342 году псковичи, которым угрожали ливонские рыцари, поросились под покровительство Ольгерда и он отправил на княжеский стол в Псков своего сына Вигунда. Князь крестился и получил имя Андрей. В том же году помимо Пскова, Ольгерд дал своему сыну еще и Полоцкое княжество. С этого момента Андрей получил титул князя полоцкого и переехал в Полоцк.  Он продолжал управлять Псковом через наместника. В 1349 году обиженные псковичи, воспользовавшись смертью наместника, перестали признавать Андрея своим князем.

В 1377 году Ольгерд, умирая, назначил Ягайло великим князем литовским. Андрей, получивший в удел княжества Полоцкое и Трубчевское, не хотел уступить старшинства младшему брату, но, несмотря на поддержку в борьбе с Ягайло родного дяди Кейстута, потерпел поражение и поздней осенью 1377 года бежал в Псков. Жители города поставили его у себя служилым князем с согласия великого князя московского Дмитрия Ивановича, к которому Андрей ездил в Москву. В 1379 году он вместе с зятем, князем Владимиром Андреевичем Серпуховским (жена Владимира Елена была его родной сестрой), и князем Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским участвует в походе на Литву, в результате которого к Москве были присоединены Стародуб и Трубчевск. После Куликовской битвы Андрей еще несколько лет служил Дмитрию Донскому, но в 1385 году решил вновь бороться за литовский великокняжеский престол и с небольшой дружиной отнял у брата Скиргайло Полоцк.  По другим данным, Андрей вернулся в Полоцк раньше, в 1381 году, узнав о восстании в городе против Ягайло. В 1387 году Скиргайло захватил Андрея в плен и заточил его в Хенцынском замке (Польша), откуда тот вышел лишь в марте 1394 года, освобожденный под поручительство братьев. Из Литвы князь бежал в Псков, где уже 3 года княжил его сын Иван. Последние годы жизни провел на службе у великого князя литовского Витовта, своего двоюродного брата. Андрей погиб в битве с ордынцами хана Темир-Кутлуга на р. Ворскла в 1399 году.

Во главе псковского войска Андрей Ольгердович принял участие в Куликовской битве. В источниках присутствуют противоречивые сведения относительно роли князя в сражении. Так, Пространная летописная повесть сообщает, что Андрей прибыл служить князю московскому в Коломну накануне битвы. «Сказание о Мамаевом побоище» говорит о том, что Андрей и Дмитрий, братья Ольгердовичи, присоединились к войску московского князя в местечке Березуй, за несколько дней до Куликовской битвы. Согласно «Сказанию…», на военном совете перед битвой братья Ольгердовичи решительно высказывались за переправу через Дон, а затем участвовали в расстановке полков перед боем. Существует путаница и относительно того, в состав какого полка входила дружина Андрея Ольгердовича. «Сказание…» сообщает о том, что он был одним из воевод полка Правой руки, а по данным Архивской летописи и Новгородской летописи по списку П.П. Дубровского, полк полоцкого князя сражался в составе Передового полка. 

Дмитрий Ольгердович

Удельный князь брянский, стародубский и трубчевский, наместник в Переславле Залесском. Сын великого князя литовского Ольгерда и первой его жены Марии, княжны витебской. Год рождения неизвестен. Еще при жизни Ольгерд выделил Дмитрию Брянский стол. В 1379 году, пользуясь шаткими позициями Ягайло в великом княжестве Литовском, объединенная московская рать зимой захватила Стародуб, Трубчевск и Брянск. Князь Дмитрий, оказавшийся в Трубчевске, перешел на службу московскому князю со всей семьей и двором. Он получил в кормление один из самых богатых городов московской земли – Переславль Залесский «со всеми пошлинами».

После Куликовской битвы Дмитрий оставался на Руси. Затем вернулся в Литву, где 13 декабря 1388 года в Молодечно принял вассальную присягу польскому королю Ягайло. Дмитрий вновь получил Трубчевское княжество, но уже без Стародуба Северского. Последние годы жизни провел на службе у великого князя литовского Витовта, своего двоюродного брата. Дмитрий, как его брат Андрей и ряд других князей, погиб в неудачной для литовцев битве с ордынцами хана Темир-Кутлуга на р. Ворскла 1399 года.

Относительно участия Дмитрия Ольгердовича в Куликовской битве можно отметить все эпизоды и противоречия в источниках, что касаются и его брата. В ходе битвы, согласно В.Н. Татищеву, Дмитрий командовал резервом позади Большого полка, а по данным Архивской летописи и Новгородской летописи по списку П.П. Дубровского, вместе с братом сражался в составе Передового полка.

Ослябя (Ослебятя)

Любутский и московский боярин, монах Старого Симонова монастыря. Год рождения неизвестен. Участник Куликовской битвы. Упоминается в «Задонщине» и «Сказании о Мамаевом побоище». «Задонщина» называет Ослябю братом Александра Пересвета. Возможно, они не были родными братьями, а двоюродными или троюродными, или братьями во Христе, так как являлись монахами одного монастыря. Ослябя принял участие в битве со своим сыном Яковом. Согласно «Задонщине», Андрей предсказывает гибель Пересвету и своему сыну. Имя Андрея Осляби, как и имя Александра Пересвета, упомянуто на страницах «Сказания о Мамаевом побоище». Они вместе отправляются в поход на Куликово поле из Троицкой обители по личной просьбе Дмитрия Московского.Ряд исследователей полагают, что Андрей – мирское, а Родион – монашеское имя Осляби, которое он по одной версии принял в начале 1370-х годах (В.Л. Егоров) или до 1380 года (С.Б. Веселовский), а по другой – между 1393 и 1398 годами (А.Л. Никитин). По мнению В.А. Кучкина и А.В. Кузьмина, во время Куликовской битвы Ослябя не был монахом. 

В отличие от Александра Пересвета и своего сына Ослябя остался в живых. В 1380-е годы в Старом Симонове монастыре Ослябя, очевидно, постригся в монахи и получил имя Андрей. 

Дальнейшая жизнь инока Андрея, по-видимому, изменилась лишь в связи с неожиданной смертью Пимена, которого в Москве заменил Киприан. К нему в бояре были назначены надежные слуги Дмитрия Ивановича Донского, среди которых был и Андрей Ослябя. В 1390–1392 годы Андрей упоминается в списке митрополичьих бояр при обмене землями между великим князем московским Василием Дмитриевичем и митрополитом Киприаном. Согласно преданию, похоронен в Старом Симоновом монастыре.

По мнению А.В. Кузьмина и С.Б. Веселовского, помимо погибшего в Куликовской битве молодым Якова, у чернеца и митрополичьего боярина Андрея в конце XIV – первой четверти XV века было еще два сына: Акинф и Родион. Первый из них, как и отец, стал митрополичьим боярином. В источниках он упоминается дважды. В тексте уставной грамоты Киприана Владимирскому Царево-Константиновскому монастырю от 21 октября 1391 года говорится, что митрополит посылал в Москву к бывшему игумену обители своего служилого человека Акинфа. Еще один раз он упоминается в связи с событиями 1425 года.

Родион стал монахом, который в 1398 году был послан великим князем московским Василием Дмитриевичем и митрополитом Киприаном с крупной суммой денег в Константинополь. Занявшие в начале 1390-х годов привилегированное положение при дворе московского митрополита Ослебятевы неожиданно исчезают из источников в первой четверти XV века.

Пересвет Александр

Брянский и московский боярин, позднее монах. Год рождения неизвестен. Участник Куликовской битвы. Убит в сражении.Пространная летописная повесть о Куликовской битве, перечисляя убитых в бою князей, московских бояр и воевод, называет его имя с оговоркой: «Бывъ преже бояринъ Дьбряньскыи». Таким образом, Александр Пересвет после выезда в Москву из Брянска вошел в число привилегированных слуг великого московского князя. Исследователи по-разному датируют выезд Пересвета на службу Дмитрию Московскому. А. Л. Никитин считает, что выезд Осляби и Пересвета произошел в 1379 году. В них он видит бояр бывшего брянского и трубчевского князя Дмитрия Ольгердовича. В. Л. Егоров полагает, что свой боевой опыт Ослябя и Пересвет получили в результате кампаний «против литовцев конца 60-х – начала 70-х годов XIV века». 

По мнению В. А. Кучкина, «Задонщина» свидетельствует, что Ослябя и Пересвет были братьями, но не родными, а двоюродными или даже троюродными. Возможен и другой вариант – оба они являлись постриженниками одного монастыря и потому могли именоваться братьями. А. В. Кузьмин относит выезд этих бояр в Москву к эпохе первой или второй Литовщины, т. е. в 1370–1371 годах. Поводом для оставления Брянска могли стать действия брянского литовского наместника Василия в 1370 году, когда произошел массовый исход брянских бояр на Москву. В числе таких беглецов могли оказаться Ослябя и Пересвет. Протекция митрополита, по-видимому, помогла им занять видное место при дворе великого князя Дмитрия. Как доказывает А. В. Кузьмин, одна из вотчин Александра Пересвета («Пересветовы купли») располагалась неподалеку от митрополичьей волости Алексин на левой стороне р. Оки. Вотчины Пересветовых в конце XV – середине XVI веков располагались уже только к северу от Москвы. А. А. Титов и  А. А. Зимин указывают на тесную связь Пересветовых с Ростовом. В синодиках XVII–XVIII веков местного Успенского собора сохранились поминальные записи рода «Дмитрiя Пересвoтова», «Пересвoтовъ», «митрополичья сына боярского Афнасiя Пересвoтова» и «Александра Пересвoтова». Потомки Александра Пересвета в конце XV века владели вотчинами на родине преподобного Сергия Радонежского. С середины XV века Пересветовы начинают активно упоминаться в источниках. Светская служба при дворе великого князя в XVI веке постепенно уступает место духовной карьере и службе у ростовских архиепископов и митрополитов. 

«Сказание» высоко возносит Пересвета, отдавая ему честь начала Куликовской битвы в поединке с ордынским богатырем. «Съехались, ударились крепко, едва место под ними не проломилось, и пали оба с коней своих на землю ту и скончались оба». Позднее к этому эпизоду не раз обращались поэты, писатели, художники, писавшие о Куликовской битве. Однако в данном случае «Сказание» противоречит «Задонщине», которая ни о каком поединке не упоминает и свидетельствует, что Александр Пересвет сражался во время битвы, а не погиб в самом ее начале. 

Согласно легенде, Александр Пересвет был похоронен вместе с Андреем Ослябей в Старом Симоновом монастыре.

Серкиз (Серкизов) Андрей Иванович

Московский боярин, воевода. По родословным росписям, сын выехавшего служить Дмитрию Московскому в 60 – 70 годах XIV века царевича Большой Орды Серкиза (Черкиза) (в крещении, вероятно, получил имя Иван, поскольку его сын в синодике Успенского собора Московского кремля назван Андреем Ивановичем). Некоторые историки склонны связывать царевича Серкиза с действующим в 60-е годы в районе г. Наровчата Секиз-беем.  Согласно «Задонщине», Андрей Серкизов  был женат на Марии. У них было два сына: старший Федор, умерший бездетным, и Федор по прозванию Старко. От последнего пошел род дворян Старковых. Андрей Иванович принял участие в походе и сражении на Куликовом поле. «Сказание о Мамаевом побоище» сообщает, что А.И. Серкизов при «уряжении полков» в Коломне был назначен воеводой в переяславский полк. По росписи воевод русского войска летописи по списку Дубровского и Архивской летописи, Андрей Иванович сражался в составе Сторожевого полка, был убит. Его имя упомянуто среди павших на Куликовом поле в Краткой и Пространной летописных повестях, «Задонщине», синодике Успенского собора Московского кремля.

Вельяминов Микула (Николай) Васильевич

Окольничий, московский боярин, второй сын последнего московского тысяцкого Василия Васильевича Вельяминова, свояк московского князя (оба были женаты на дочерях нижегородского великого князя Дмитрия Константиновича, Дмитрий – на младшей дочери Евдокии, Микула – на старшей, Марии). По мнению Н.А. Баскакова, род Вельяминовых происходит из тюркской среды (фамилия Вельяминовых происходит от арабских слов вали «находящийся под покровительством Аллаха» и амин «близкий друг или страж»). Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», именно на пиру у Микулы Васильевича Дмитрий Московский получил известие о походе Мамая и принял решение о посылке первой сторожи в поле и гонцов с вестью о сборе союзных войск. При «уряжении полков» в Коломне был назначен командовать коломенским полком. Во время сражения был одним из воевод полка Правой руки. По данным Архивской летописи и Новгородской по списку Дубровского, Микула Васильевич сражался в составе Передового полка и убит. Упомянут среди павших в Куликовской битве в Краткой и Пространной летописных повестях о Куликовской битве, «Задонщине», «Сказании о Мамаевом побоище», синодике Успенского собора Московского Кремля.

Мелик Семен

Московский боярин и воевода. Сам Семен был женат на дочери князя Дмитрия Александровича Монастырева, погибшего в битве на р. Воже. Вполне вероятно, что Мелик происходил от рода ордынского хана Урду-Мелика, правившего в Сарае в начале 1361 года (само прозвище Мелика, ставшее впоследствии фамилией, переводится с арабского как «правитель»). С этим воеводой связаны многие эпизоды похода и сражения на Куликовом поле из «Сказания о Мамаевом побоище». Семен Мелик, очевидно, в 1380 году возглавлял разведывательную службу Московского княжества, а также 3-ю русскую сторожу после переправы русской рати через Оку. Накануне битвы Мелик принимал участие в схватке передовых отрядов русского и ордынского войск. Именно Семен принес весть Дмитрию Московскому, что орда Мамая стоит на Гусином броду в одном переходе от места расположения русских войск. Семен Мелик участвовал в Куликовской битве в качестве одного (или единственного) из воевод Сторожевого полка и погиб. Его имя упомянуто среди убитых в летописных повестях о Куликовской битве, в «Сказании о Мамаевом побоище» и синодике Успенского собора Московского Кремля.

Бренок Михаил Иванович

Московский боярин, как называют его некоторые летописи. По мнению С. Б. Веселовского, которое поддерживает В.А. Кучкин, это слово здесь не означает боярского чина. Судя по всему, Михаил Иванович был худородным любимцем великого князя, и ни его родители, ни потомки не входили в состав московского боярства. Тем не менее имя Михаила Ивановича (не Андреевича!) Бренка встречается во всех источниках, связанных с Куликовской битвой. И если в летописных повестях о сражении и в «Задонщине» Бренок упомянут просто в списках погибших на Куликовом поле, то «Сказание о Мамаевом побоище» сообщает о красивом символичном эпизоде мены доспехами и конями Дмитрия Московского и Михаила Бренка. Тем самым Дмитрий проявил не только мужество и отвагу, но и, по словам Ю. М. Лошица, «... это еще и великий образец смирения. Первый захотел уравняться с последним, стать как все, чтобы на всех поровну разделилась честь победителей или слава мучеников». Это предание, сохраненное «Сказанием...», подверглось ожесточенной критике многих историков, например Р.Г. Скрынникова. Однако далее создатель «Сказания...» вполне логично развивает этот сюжет. Михаил Бренко в доспехах Дмитрия остался под великокняжеским стягом в центре Большого полка, где в ходе боя развернулись наиболее ожесточенные схватки. Татары прорвались к стягу, убили Михаила, но Дмитрий остался жив. В этой связи  кажутся вполне логичными длительные поиски Дмитрия после боя, в то время как тело Михаила Бренка в богатых доспехах было найдено сравнительно быстро. Косвенным подтверждением этого эпизода в истории Мамаева побоища является упоминание в росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей Архивской и Новгородской по списку Дубровского о том, что «А у себя же имяши князь великии Дмитреи в полку... боярина своего и воеводу Михаила Брянка...».

 

Другие участники сражения

 

Акинфов Михаил Иванович (?–1380)

Московский боярин, воевода. Четвертый (младший) сын московского боярина Ивана Акинфовича, одного из самых могущественных представителей московской знати. По росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей Архивской и Новгородской по списку Дубровского , Михаил Васильевич сражался в составе Сторожевого полка. Погиб молодым в Куликовской битве и не оставил потомства (по крайней мере, сыновей). О гибели Михаила Ивановича в сражении упоминают Краткая и Пространная летописные повести, «Задонщина», синодик Успенского собора Московского Кремля. 

Андрей (даты жизни неизвестны)

Удельный князь муромский. Упомянут в числе участников похода общерусской рати на Куликово поле. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», при «уряжении полков» в Коломне дружина князя Андрея Муромского находилась в полку Правой руки Владимира Серпуховского. По другим источникам неизвестен. 

Андрей Федорович (1331–1409)

Удельный князь ростовский. Впервые упомянут в русских летописях под 1347 год в связи с женитьбой. В 1363 году вместе с князем Иваном Ржевским идет с московским войском в Ростов оспаривать княжеский стол у дяди Константина Васильевича. Последний вынужден был впоследствии довольствоваться княжением в Устюге. В 1372 году вместе с Дмитрием Московским едет в Орду, чтобы помочь добиться ему ярлыка на великое княжение владимирское. Участник похода на Тверь 1375 года и Новгород 1386 года. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», в Москву ростовскую рать привел Дмитрий Ростовский. Видимо, это ошибка, так как ко времени Куликовской битвы в источниках такой ростовский князь не упоминается. Но, возможно, в протографе «Сказания» первоначально значился Андрей Ростовский. Упомянут в росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей по списку Дубровского и Архивской: Андрей Федорович сражался в составе полка Правой руки. В 1409 году умер, приняв перед смертью иноческое имя Афанасий. 

Андрей Федорович (1330–?)

Удельный князь стародубский. Участник похода на Тверь 1375 года и Новгород 1386 года. Участник Куликовской битвы. Упомянут только в росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей по списку Дубровского и Архивской, согласно которой Андрей Федорович сражался в составе полка Правой руки. 

Белеут Данила (даты жизни неизвестны)

Серпуховской боярин. Отмечен в «Сказании о Мамаевом побоище» при «уряжении полков» в Коломне как воевода в составе полка Владимира Андреевича Серпуховского. По другим источниках неизвестен. Среди представителей рода Белеутовых известен лишь один Даниил (Петрович), живший во времена Ивана Грозного. Многие из рода Белеутовых в XV–XVI веках служили удельным князьям. 

Василий Михайлович (?–06 мая1382)

Удельный князь кашинский. Единственный сын Михаила Васильевича Кашинского. Боролся за отделение Кашинского стола от Тверского великого княжества. В 1374 году временно признал себя вассалом князя Михаила Тверского, но затем вновь стал союзником Москвы. Участник похода на Тверь 1375 года, где возглавил новоторжский и кашинский полки. Упомянут в росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей Архивской и Новгородской по списку Дубровского, согласно которой Василий Михайлович сражался в составе Засадного полка. 

Вельяминов Тимофей Васильевич (?–после 1389)

Московский окольничий, боярин. По сообщению Пространной летописной повести, воевода Тимофей Васильевич был оставлен на Москве вместе с князем Владимиром Андреевичем Серпуховским и определенным количеством войска на случай осады Москвы и сбора опоздавших войск. Затем оба они привели оставшихся воинов к устью Лопасни, к переправе русской рати через Оку, 26 августа, где и соединились с основными силами русского войска. По другим источникам известно, что Тимофей Васильевич был воеводой полка Правой руки в битве на реке Вожа в 1378 году. Его подпись в числе свидетелей из числа московского боярства стояла на обеих духовных грамотах Дмитрия Донского.

Волуй Окатьев Тимофей Васильевич (?–1380)

Московский боярин, воевода. По родословцам – старший сын Василия Окатьевича, боярина великого московского князя Семена Гордого. Согласно «Задонщине», был женат на Настасье. У Тимофея Васильевича было два сына: Федор (убит холопом в 1382 году) и Данила, боярин великого московского князя Василия Дмитриевича. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», при «уряжении полков» в Коломне был назначен воеводой в соединенный владимиро-юрьевский полк. Однако, по сообщению того же «Сказания», в ходе битвы он вел полк Левой руки с костромичами. Убит во время боя. Имя Тимофея Волуя упомянуто в списке убитых на Куликовом поле в Краткой и Пространной летописных повестях, «Задонщине», «Сказании о Мамаевом побоище», синодике Успенского собора Московского Кремля. 

Всеволож Голова Дорогобужский Владимир (Володимер) Александрович (?–1380)

Московский боярин и воевода. Сын служилого смоленского князя Александра-Всеволода Глебовича Смоленского. Древние родословцы говорят о том, что Владимир Александрович участвовал в Куликовской битве и погиб бездетным. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», Владимир вместе с братом Дмитрием при «уряжении полков» в Коломне и во время Куликовской битвы были главными воеводами Передового полка. Пространная летописная повесть упоминает его в списке московских бояр, погибших в сражении. 

Всеволож Дмитрий Александрович (?–после 1394)

Московский боярин и воевода. Сын служилого смоленского князя Александра-Всеволода Глебовича Смоленского. В 1371 году Дмитрий Александрович в числе других московских бояр участвовал в заключении договора между великими князьями – московским Дмитрием Ивановичем и литовским Ольгердом. В 1392 году Дмитрий вместе с другими боярами производил мену земель Василия Дмитриевича Московского и патриарха Киприана. Осенью 1394 года боярин был назначен тысяцким в только что захваченном Москвой Нижнем Новгороде. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», Дмитрий вместе с братом Владимиром при «уряжении полков» в Коломне и во время Куликовской битвы были главными воеводами Передового полка. 

Грунка Федор (даты жизни неизвестны)

Московский боярин. Упомянут только в росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей по списку Дубровского и Архивской, согласно которой боярин сражался в составе полка Правой руки. Упоминается в родословцах. 

Грунка Юрий Васильевич (даты жизни неизвестны)

Московский боярин, брат последнего тысяцкого Василия Васильевича Вельяминова, великокняжеский боярин Василия Дмитриевича Московского. Согласно исследованиям С.Б. Веселовского, Юрий Грунка сражался в составе полка Правой руки вторым воеводой, где, по росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей Архивской и Новгородской по списку П.П. Дуброского, также сражался его родственник Федор Грунка. 

Иван Александрович (?–1380)

Московский боярин, воевода. Упомянут в списке павших в Куликовской битве на страницах Пространной летописной повести. По мнению В.А. Кучкина, это имя может быть связано с двумя историческими личностями из ближайшего окружения Дмитрия Ивановича Московского. Один из них – это Иван Александрович Хлудень, внук известного боярина Семена Гордого Андрея Кобылы, второй – Иван, сын Александра Кетши, происходившего из рода смоленских князей. При этом оба боярина оставили после себя потомство, и если кто-то из них и был убит на Куликовом поле, то уже в достаточно зрелом возрасте. 

Иван Васильевич (?–1386)

Удельный князь вяземский. Стал союзником Дмитрия Московского в 1371 году. Участник похода на Тверь 1375 года. В летописи назван «Смоленским» князем по принадлежности смоленскому княжескому дому. На самом деле Иван Иванович княжил в Вязьме. Погиб в 1386 году в битве смоленских князей с Литвой под Мстиславлем. Его сын тогда же подписал договор, по которому смоленские князья попадали в зависимость от Литвы. Упомянут только в росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей по списку Дубровского и Архивской, согласно которой Иван Васильевич сражался в составе Большого полка под командованием великого князя московского. 

Иван Константинович (даты жизни неизвестны)

Удельный князь оболенский. Сын князя Константина Ивановича Оболенского, убитого в Оболенске великим князем Литовским Ольгердом во время нашествия на Московское государство в 1368 году. В 1375 году вместе с братом Семеном Константиновичем принимал участие в походе великого князя Дмитрия Донского на великого князя тверского Михаила Александровича. Из шести сыновей князя Ивана Константиновича Оболенского трое внесли свои имена в летопись: Василий, Семен и Глеб. Василий разбил татар под Переславлем Рязанским в 1444 году. Семен был сторонником великого князя Василия Темного в феодальной войне первой половины XV века. По ослеплении Василия он бежал в Литву вместе с князем Василием Ярославичем. Глеб, бывший воеводой в Великом Устюге, был вероломно убит Василием Косым. Упомянут как участник Куликовской битвы только в росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей по списку Дубровского и Архивской, согласно которой Иван Константинович сражался воеводой Сторожевого полка. 

Иван Федорович (?–1380)

Удельный князь белозерский. Старший сын белозерского князя Федора Романовича. Упомянут в летописях под 1363 годом, когда по велению отца поехал в Орду и был ходатаем перед ханом Муратом за Дмитрия Константиновича Суздальского, вторично занявшего Владимирский стол. В Куликовской битве принял участие вместе с отцом, погиб. Его имя упоминается в списках погибших на страницах Краткой и Пространной летописных повестей о Куликовской битве, в «Сказании о Мамаевом побоище», синодике Успенского собора Московского Кремля. 

Квашня Иван Родионович (?–весна 1390)

Московский боярин и воевода, единственный сын московского боярина Родиона Нестеровича. Один из приближенных бояр Дмитрия Ивановича Московского. Упоминается в «Сказании о Мамаевом побоище» при «уряжении полков» в Коломне, где был назначен воеводой костромского полка. По данным летописей Архивской и Новгородской по списку Дубровского, Иван Родионович сражался воеводой в составе Большого полка. Подпись боярина в числе других свидетелей из московской аристократии стояла на обеих духовных грамотах Дмитрия Донского. По сообщению Симеоновской летописи, перед смертью принял схиму и монашеское имя Игнатий. Погребен у храма Спаса монастыря на Всходне. 

Константин Кононович (?–1380)

Серпуховской боярин князя Владимира Андреевича. Отмечен в «Сказании о Мамаевом побоище» при «уряжении полков» в Коломне как воевода в составе серпуховского полка. Погиб в Куликовской битве. Упомянут в синодике Успенского собора. По другим источниках неизвестен. 

Морозов (Мозырев) Лев Иванович (?–1380)

Московский боярин, воевода. Четвертый сын московского боярина Ивана Мороза. По росписи воевод русского войска в Куликовской битве из летописей Архивской и Новгородской по списку Дубровского, Лев Морозов был воеводой и сражался в составе полка Левой руки. Убит во время битвы. Имя воеводы упомянуто в списке убитых на Куликовом поле в Краткой и Пространной летописных повестях, синодике Успенского собора Московского Кремля. 

Морозов Юрий Елизарович (?–1380)

Московский боярин, брат боярина Ивана Мороза. По сообщению С.Б. Веселовского, в родословцах упоминается, что он убит в Куликовской битве. 

Мстислав Константинович Оболенский (?–1380)

Удельный князь тарусский. Брат Федора Константиновича, сын погибшего в бою с Ольгердом в 1368 году Константина Юрьевича Оболенского. Упомянут в числе убитых в Куликовской битве на страницах Пространной летописной повести о Куликовской битве. По другим источникам неизвестен. 

Роман Михайлович (даты жизни неизвестны)

Удельный князь брянский. Потерял свой удел в 1360-е годы, когда тот был захвачен Литвой. После этого, вероятно, был служилым князем в Москве. Участник похода на Тверь 1375 года. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», при «уряжении полков» в Коломне полком Левой руки командовал Глеб Брянский. Видимо, это ошибка, так как Глеб Брянский жил в первой половине XIV века. Возможно, в протографе «Сказания» первоначально, скорее всего, значился Роман Брянский. По росписи воевод русского войска в Куликовской битве Новгородской летописи по списку Дубровского и Архивской летописи, Роман Михайлович сражался в составе Засадного полка под командованием Владимира Серпуховского. 

Сабур Федор Иванович (?–после 1423)

Московский боярин, родом из Костромы. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», в Куликовской битве сражался в полку Ивана Родионовича Квашни, вместе с Григорием Холопищевым нашел после Куликовской битвы раненого московского князя, о чем сообщил Владимиру Серпуховскому. Подпись Федора Сабура стоит под духовными грамотами Василия Дмитриевича 1417 и 1423 годов. Известно, что старший сын Федора Михаил, дворецкий Василия Темного, умер в 1464 году. Участие в Куликовской битве Федора Сабура находится под сомнением и, возможно, является вставкой начала XVI века.

Семен Константинович (даты жизни неизвестны)

Удельный князь оболенский. Участник похода на Тверь 1375 года. Упомянут только в росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей Архивской и списка Дубровского, согласно которой сражался в составе Сторожевого полка. 

Семен Михайлович (?–1380)

Московский боярин. Упомянут в летописных повестях о Куликовской битве, «Задонщине», синодике Успенского собора Московского Кремля среди московских бояр, убитых на Куликовом поле. По другим источникам неизвестен.

Толбуга Иван Иванович (?–1380)

Московский боярин и воевода. Потомок фоминско-березуйских (смоленских) князей. Как считает В.А. Кучкин, был младшим сыном князя Федора Ивана Константиновича Меньшого и родным братом Василия Ивановича Березуйского, смертельно раненого на Волоке Ламском во время нашествия Ольгерда. Был женат на дочери Дмитрия Монастырева, погибшего на р. Воже в 1378 году. Убит в Куликовском сражении. Упомянут в списках погибших на Куликовом поле в Пространной летописной повести. 

Федор (даты жизни неизвестны)

Удельный князь елецкий. Упомянут в числе участников похода общерусской рати на Куликово поле. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», при «уряжении полков» в Коломне дружина князя Федора Елецкого находилась в полку Правой руки Владимира Серпуховского. По другим источникам неизвестен. 

Федор Константинович (?–1380)

Удельный князь тарусский. Сын погибшего в бою с Ольгердом в 1368 году Константина Юрьевича Оболенского. Происходит из рода святого князя Михаила Черниговского. По родословным, один из князей Мезецких. Упомянут в числе убитых в Куликовской битве на страницах Пространной летописной повести о Куликовской битве. По другим источникам, неизвестен. 

Федор Михайлович (1355–1408)

Удельный князь моложский. Участник похода на Тверь 1375 года и Новгород 1386 года. Упомянут как участник сражения только в росписи воевод русского войска в Куликовской битве летописей Архивской и списка Дубровского, согласно которой Федор Михайлович сражался в составе полка Левой руки.

Федор Романович (?–1380)

Удельный князь белозерский, сын белозерского князя Романа Михайловича. Был женат на княгине Феодоре, родной сестре Дмитрия Донского. Участник похода на Тверь 1375 года. Вместе с сыном принял участие в Куликовской битве. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», при уряжении полков в Коломне дружина Федора Романовича находилась в составе великокняжеского полка. По данным летописей Новгородской по списку П.П. Дубровского и Архивской, во время Куликовской битвы белозерский князь со своим полком сражался в рядах Передового полка. Его участие и смерть в сражении отмечена во всех источниках о Куликовской битве на первом месте – Краткой и Пространной летописных повестях о Куликовской битве, «Задонщине», «Сказании о Мамаевом побоище», синодике Успенского собора. В «Сказании о Мамаевом побоище» белозерские князья, так же, как и в списках убиенных на брани, стоят в первых рядах откликнувшихся на зов московского князя в поход против Мамая. В.А. Кучкин считает, что это связано с тем, что белозерские князья находились в тесных вассальных отношениях с Дмитрием Московским, относились к кругу особо приближенных лиц. 

Холопищев Григорий Владимирович (даты жизни неизвестны)

Московский боярин, родом из Костромы. Правнук Ивана Гавриловича Морхини. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», вместе с Федором Сабуром нашел после Куликовской битвы раненого московского князя, о чем сообщил Владимиру Серпуховскому. Существовал боярский род Холопищевых, а Григорий Владимирович Холопищев был воеводой в Нижнем Новгороде в 1395 году. 

Юрий (?–1380)

Удельный князь мещерский. Упомянут в числе убитых в Куликовской битве на страницах «Сказания о Мамаевом побоище». При уряжении полков, в Коломне дружина князя Юрия Мещерского находилась в полку Правой руки Владимира Серпуховского. По другим источникам неизвестен. 

 

Мамай и его сторонники

 

МамайОрдынский темник. Выходец из Ногайской Орды. Его активная деятельность приходится на период внутренней нестабильности в Золотой Орде, так называемой «великой замятни». В исторических источниках не сохранились место и дата его рождения. Впервые он упоминается в период правления хана Бердибека (1357–1359 годы). Уже в это время он, как старший представитель рода Кият, имел статус старшего эмира и являлся темником (начальником тумена – тьмы, 10-тысячного войска). Есть также сведения, что он был женат на дочери Бердибека по имени Ханум. По данным арабских источников он еще при жизни Бердибека вступил в должность беклярибека (беглербега, главы совета четырех карачи-беев – представителей основных родов ордынцев). Известно, что его родовым владением (т.е. рода Кият) был Крым.

После убийства Бердибека Мамай откочевал в свои владения, и, видимо, сохранял лояльность к трем последующим ханам: Кульпе (ноябрь 1359 – апрель 1360 года), Наурусу (апрель 1360 – весна 1361 года) и Хызру (весна – лето 1361 года). После убийства Хызра Мамай активно включается в борьбу за власть в Золотой Орде.

Он не мог провозгласить себя ханом, поскольку не был ни чингизидом, ни джучидом (из рода Чингиз-хана и старшего сына Чингиза – Джучи-хана, чьи потомки, начиная с Бату-хана считались единственными претендентами на власть в Алтын-Урду). Поэтому весной 1361 года он сажает на престол ребенка – хана Абдуллаха (1361–1369 годы), который всецело зависел от Мамая. Тогда же он попытался захватить столицу ханства – Сарай ал-Джедид, но надолго удержать город ему не удалось (в дальнейшем он еще два раза – в 1368 и 1372 года делал попытки захватить Сарай). Поэтому в 1361 году он основал независимое владение с центром в Крыму. В 1362 году его власть распространилась и на междуречье Дона и Волги.

Около 1363 года Мамай выдал ярлык на великое княжение Дмитрию Ивановичу Московскому. В 1370 году Мамай сажает на престол другого хана – Муххамед-Булака. В 1371 году Мамай дает ярлык на великое княжение Владимирское и Всея Руси Михаилу Александровичу Тверскому, но войска Московского княжества заняли Переславль и не допустили тверского князя во Владимир. Летом 1371 года Дмитрий Иванович Московский отправился к Мамаю и вернул себе ярлык на великое княжение. В том же году Мамай наладил дипломатические отношения с Египтом. В 1372 году Мамай начал контролировать районы Прикубанья. В 1373 году Мамаева орда совершила набег на Рязанское княжество. Дмитрий Московский выдвинул войска к Оке и в московские земли «татары не пустиша». 

В 1374 году Мамай в очередной раз потерял Сарай ал-Джедид. Для его возврата темник запросил с Дмитрия Ивановича Московского внеочередную дань, на что тот ответил отказом. Это послужило началом открытой вражды Мамаевой орды с Москвой. Темник отправил посольство мурзы Ачи-Ходжи к Михаилу Тверскому с ярлыком на великое княжение Владимирское. В ответ Дмитрий Иванович Московский в 1375 году, собрав союзных князей, организовал большой поход на Тверь и заставил Михаила Тверского отказаться от претензий на великий стол.

Тогда же в Нижнем Новгороде были убиты послы Мамая во главе с Сара-акой. В отместку за убийство послов Мамай опустошил пограничные волости Нижегородского княжества. Кроме того, в наказание за участие в походе русских князей на Тверь отряды Мамая вторично совершают набег на нижегородские земли и Новосиль.

Вероятно, в планах Мамая был набег и на Москву, так как в 1376 году Дмитрий Московский стоял на Оке с полками «стерегося рати татарския от Мамая». В 1377 году Мамай смещает и убивает хана Мухаммед-Булака и ставит на ханский престол Тулунбека (Тюляка). Летом 1378 года в очередной раз отряды Мамая громят Нижний Новгород и его окрестности. Один из крупных отрядов Мамая, тумен под командованием мурзы Бегича, был направлен на Москву, но был разгромлен московско-пронской ратью на р. Воже. В отместку Мамай сделал набег на Рязанское княжество. Несмотря на открытое противостояние Москвы и Орды, в 1379 году хан Тулунбек выдал ярлык духовнику Дмитрия Ивановича Московского Митяю, который был отправлен князем на поставление в русские митрополиты в Константинополь.

Весь 1379 и начало 1380 года Мамай провел в подготовке к большому походу на Русь. В 1379 году он подчинил себе весь северокавказский регион. Поражение на Куликовом поле не уничтожило полностью сил Мамая. Ему удалось собрать новое войско, с которым, судя по русским источникам, он планировал повторить вторжение на Русь. Но против него выступил хан Синей Орды Тохтамыш. Мамай направил армию против него. Но его армия на р. Калка в полном составе предала Мамая и присягнула хану Тохтамышу. Темник бежал в Крым, в город Кафу, где был убит.  

Владислав Ольгердович Ягайло (Йогайла)

Великий князь литовский (1377–1392), король польский (Владислав II Ягелло) с 1386 года, родоначальник династии Ягеллонов. Четвертый сын великого князя литовского Ольгерда (от второго брака с тверской княжной Ульяной Александровной). Дата рождения неизвестна, предположительно ок. 1350 года. Опираясь на помощь Тевтонского ордена, вел борьбу в великом княжестве Литовском за власть со своим дядей Кейстутом, завершившуюся в 1382 году пленением и убийством Кейстута. Браком Ягайло с польской королевой Ядвигой была скреплена Кревская уния (1385), объединившая Польшу и Литву. Оппозиция унии со стороны литовских феодалов вынудила его в 1392 году передать власть в Литве Витовту Кейстутовичу. В 1379–1381 годах находился во враждебных отношениях с Дмитрием Московским и выступал против него в союзе с Ордой.

В событиях Куликовской битвы Ягайло выступает открытым союзником Мамая. По сообщению Пространной летописной повести, он должен был встретиться с ордой Мамая на Оке в начале сентября, как сообщает Пространная летописная повесть. Именно стремление Дмитрия Московского не дать соединиться врагам, как считают многие историки, послужило причиной переправы войск московского князя через Оку и продвижения их далеко на юг. Ягайло не успел к месту сражения, по утверждению летописной повести, и 8 сентября находился на расстоянии одного дневного перехода (25–40 км) от слияния Дона и Непрядвы. Узнав о поражении Мамая Ягайло увел свои полки. В Епифани в связи с этими событиями бытует рассказ о том, что местный житель Епифан, дабы не допустить литовцев на место русско-ордынской битвы, «начал их поить-кормить. Пьют-гуляют... Вот они тут три дня прогуляли, пока Куликовская битва закончилась. И они этого Епифана повесили за то, что он их задержал». Однако В.А. Кучкин считает, что это не так, на основании записи в Троицком стихираре 1380 года о том, что на Москву весть о походе Ягайло пришла только 21 сентября. Судя по этой записи, литовское войско выдвинулось спустя две недели после Куликовской битвы. Существует также мнение о том, что Ягайло дошел до пределов Новосильско-Одоевского княжества и остановился, по одной из версий, стараясь не допустить никого в пределы своих владений. По сведениям немецких хроник XIV–XV веков, литовцы сильно пограбили возвращавшееся в Москву русское войско.

Причины отказа литовского князя от боевых действий в конце сентября 1380 года кроются, по мнению И.Б. Грекова, в антиордынских настроениях в войске Ягайло и шаткости его позиций на литовском великокняжеском столе.

 

Олег Рязанский

 

Великий князь рязанский с 1350 года, сын великого рязанского князя Ивана Александровича и племянник пронского князя Ярослава Александровича. Родился в 1340-х годах. Отношения Москвы и Рязани во второй половине XIV в. носили сложный характер с чередованием отрытых военных столкновений, договоров, династических браков. 22 июня 1353 года захватил московскую волость Лопасню, в 1355 году подчинил Муром, а в 1356 году переместил в Рязань из Мурома епископский престол. В 1370 году участвовал на стороне Дмитрия Московского в отражении нашествия великого князя литовского Ольгерда на Москву, однако в конфликте Олега Рязанского с князем Владимиром Пронским Москва поддержала его противника, и зимой 1371 года Олег был разбит московским воеводой Д.М. Боброком-Волынским у с. Скорнищево (недалеко от Переславля-Рязанского, ныне Рязани). Владимир Пронский стал на некоторое время великим князем рязанским, но вскоре был изгнан Олегом. При Олеге Ивановиче Рязанское княжество не раз подвергалось опустошительным погромам ордынских войск (1373, 1377, 1379, 1382, 1388–1390 и др.). Отражая набеги, Олег Иванович одержал несколько побед: в 1365 году под Шишевским лесом на Воине разбил войско мурзы Тагая, в 1400 году у Червленого Яра – войско царевича Мамат-Султана. В августе 1381 года Дмитрий Московский и Олег Рязанский заключили союзный договор и провели размежевание спорных пограничных территорий. Но за поддержку рязанским князем хана Тохтамыша в 1382 году полки Дмитрия Донского разоряют рязанскую землю. В 1385 году Олег на Благовещение захватил Коломну, а ответный поход московских войск против Олега закончился их тяжелым поражением. Лишь посредничество Сергия Радонежского способствовало заключению вечного мира между Рязанью и Москвой, который в 1387 году был подкреплен браком рязанского княжича Федора Ольговича и московской княжны Софьи Дмитриевны. В 1396 году Олег Иванович разгромил великого князя литовского Витовта. Умер великий рязанский князь 5 июля 1402 года и похоронен в Солотчинском монастыре.

События Куликовской битвы Олега Иванович воспринимал неоднозначно. После разгрома Рязанского княжества в 1379 году (кара за Вожскую битву) Олег Иванович изменил внешнеполитическую ориентацию. Он заключил союзный договор с Литвой, которая враждовала с московским князем (этот факт подтверждается отдельной статьей московско-рязанского договора 1381 года), но союз Олега с Мамаем сомнителен, как и посылка рязанских полков на помощь ордынскому темнику (сообщение Краткой летописной повести о Куликовской битве) – в договоре 1381 года говорится о захвате ордынских территорий («татарских мест») как Москвой, так и Рязанью. Олег мог вести переговоры с Мамаем, но не более того. Негативное отношение к Олегу Ивановичу в памятниках Куликовского цикла, приписанные ему измена по отношению к общерусскому делу и вероотступничество, по мнению В.А. Кучкина, связаны с помощью Олега Тохтамышу в его походе на Москву 1382 года и с нападением рязанцев на возвращавшееся после Куликовской битвы русское войско (о чем упоминалось в статьях московско-рязанских договоров 1381 и 1402 годов и что, вероятно, вызвало гнев Дмитрия Московского, хотевшего послать рать на Рязань сразу же по окончании Куликовского похода и посадившего в Рязанском княжестве своих наместников). В Пространной редакции Летописной повести о «побоище иже на Дону» есть упоминание об извещении Олегом Москвы о походе Мамая.